О рекриминализации мужской гомосексуальности в 1934 г.

«Сторонники запрещенного в России движeния ЛГБТ вовлекаются в экстремистскую деятельность и становятся сторонниками гей-национализма и гендерного экстремизма». Об этом на сессии ПМЭФ «Семейные ценности» заявил замминистра юстиции РФ Олег Свириденко:

«ЛГБТ-сообщество, эти персонажи легко вовлекаются в экстремистскую деятельность и становятся носителями соответствующих идеологических схем и разновидностей экстремистских проявлений в форме гендерного экстремизма и гей-национализма. В этих всeх действиях содержатся призывы к открытой гендерной войне. Таким образом, анализ всех имеющихся материалов позволил Минюсту России прийти к выводу о том, что основой, объединяющей международное ЛГБТ-сообщество, является идеология, разрушающая моральные устои российского общества», — сказал Свириденко.

Чуть ранее депутат Государственной Думы Александр Хинштейн в своем телеграм-канале обвинил министра молодежной политики Самарской области 34-летнего Сергея Бурцева и его  подчиненного, 32-летнего Андрея Золотухина, в том, что их “связывают долгие годы дружбы. Настолько крепкой, что даже отпуск они проводят в одном гостиничном номере”. После этого министр подал в отставку, заявив, что «абсолютно не согласен с озвученными предположениями», но решил покинуть свой пост, чтобы «не кидать тень на молодёжную политику региона».

***

Прочитав эти новости, я, как говорится, ощутил дежавю, точнее, припомнил описание сталинских процессов против гомосексуалов. Было это не так давно — в 1934 г.

Приведенную информацию я почерпнул из исследования Дана Хили “Гомосексуальное влечение в революционной России: регулирование сексуально-гендерного диссидентства”.

Предлагаю читателю самостоятельно сравнить эти процессы.

***

Еще в декабре 1932 года было приказано провести чистку партийных рядов, пополнившихся в минувшие четыре года множеством новых членов — рабочих и крестьян. Чистка, во время которой изучались анкеты и скрупулезно анализировался политический и личный облик членов партии, продолжалась весь 1933 год и усугубила атмосферу всеобщей подозрительности и поисков козлов отпущения. В обстановке нетерпимости к существующим «социальным аномалиям» созревали предпосылки к чистке в городах.

В 1933 году городские мужчины-гомосексуалы в полной мере ощутили на себе новые веяния. Первые соответствующие меры были предложены в сентябре 1933 г. заместителем председателя ОГПУ Генрихом Григорьевичем Ягодой.

Ген­рих Гри­горь­е­вич ЯГО́ДА [настоящее имя и фамилия — Енох Гер­ше­но­вич Ие­гу­да]
Фоном этому послужило ухудшение германо-советских отношений, вызванных приходом к власти Адольфа Гитлера и усилением яростной пропагандистской войны в Европе между фашизмом и коммунизмом.

В 1931-1932 годах возмущение моралистов вызвали просочившиеся в социал-демократическую прессу сенсационные сообщения о гомосексуальности лидера штурмовиков Эрнста Рёма.

Эрнст Рём

Его конфликт с партийными структурами НСДАП, прежде всего с возглавляемой Г. Гиммлером СС, привело к громкому скандалу, аресту при личном участии Гитлера с пистолетом в руке и расстрелу сотрудниками СС.

Закрытие немецких гомосексуальных издательств, организаций и баров в феврале — марте 1933 года и ритуальное разрушение пер­во­го в ми­ре Института сексологии, дали выход моральному неистовству нацистов. «Битва за рождаемость», явно преследовавшая военные цели, определила взгляд нового режима на сексуальность…

…Пятнадцатого сентября 1933 года Г.Г. Ягода направил докладную записку секретарю ЦК ВКП(б) И.В. Сталину, в которой сообщал о раскрытии органами ОГПУ «объединения педерастов» в Москве и в Ленинграде, в результате чего было арестовано 130 человек. Им вменялось в вину

«создание сети салонов, очагов, притонов, групп и других организованных формирований педерастов, с дальнейшим превращением этих объединений в прямые шпионские ячейки». Сообщалось, что «актив педерастов, используя кастовую замкнутость педерастических кругов в непосредственно контрреволюционных целях, политически разлагал разные общественные слои юношества, в частности рабочую молодежь, а также пытался проникнуть в армию и флот».

 На документе появилась резолюция И.В. Сталина:

«Т. Кагановичу. Надо примерно наказать этих мерзавцев, а в законодательство внести соответствующее руководящее постановление».

Седьмого марта 1934 года Президиум ЦИК Союза ССР принял постановление об уголовной ответственности за мужеложство:

“Половое сношение мужчины с мужчиной (мужеложство) влечет за собой лишение свободы на срок от 3 до 5 лет”.

Гендерно-нейтральный стиль, типичный для описания половых преступлений в первом большевистском Уголовном кодексе 1922 года, был отвергнут в новом антимужеложном законе 1934 года. Это было вопиющим отказом от ключевого принципа сексуальной революции.

Врачи и даже чиновники Народного комиссариата юстиции почти ничего не знали о новом законе и о «заговоре гомосексуалистов», против которого он был направлен. 

Работающие в клиниках психиатры также не получали никаких непосредственных инструкций в отношении нового закона, о нем они узнавали случайно. Судебные психиатры, очевидно, знали о нововведении, а потому быстро откорректировали определение психопатии, приспособив его к новой трактовке

Вышедшая в «Правде» и «Известиях» 23 мая 1934 г. статья Максима Горького «Пролетарский гуманизм» стала первым публичным разъяснением причин рекриминализации мужской гомосексуальности, сделанным под углом пропагандистской войны между фашизмом и коммунизмом.

Нарочитое идеологически мотивированное беспокойство о совращенных юношах взывало к излюбленным стереотипам. М. Горький запустил миф об изначальной чистоте России, чтобы сделать рельефнее набившие оскомину утверждения о том, как контрастирует эта страна с Западом. 

Среди «сотни фактов, которые говорят о разрушительном, разлагающем влиянии фашизма», гомосексуальность была одной из наиболее «щекотливых» характеристик. На кон ставились не только чистота и здоровье населения, но и его культура. Своим пресловутым лозунгом «Уничтожьте гомосексуалистов — фашизм исчезнет» М. Горький опровергал разом все утверждения о том, что гомосексуалы — социальное меньшинство, нуждающиеся в государственной защите. 

Пытаясь рассеять замешательство вокруг закона против мужеложства, народный комиссар юстиции РСФСР Н.В. Крыленко выступил в марте 1936 г. на второй сессии ВЦИК XVI созыва с пространным докладом. 

Николай Васильевич Крыленко

Нарком расширил рамки гомофобной риторики режима и недвусмысленно внес гомосексуалов в список классовых врагов, деклассированных и криминальных элементов — объектов кампаний городской социальной чистки. Судя по опубликованному тексту доклада и постепенно нарастающей реакции зала, нарком, достигнув апогея своей аргументации, виртуозно манипулировал аудиторией (преимущественно из мужчин), заведенной разговором на «жареную» тему:

“В нашей среде, в среде трудящихся, которые стоят на точке зрения нормальных отношений между полами, которые строят свое общество на здоровых принципах, нам господчиков такого рода не надо. Кто же главным образом является нашей клиентурой по таким делам? Трудящиеся? Нет! Деклассированная шпана. [Веселое оживление в зале, смех]. Деклассированная шпана, либо из отбросов общества, либо из остатков эксплуататорских классов. [Аплодисменты] Им уже некуда податься. [Смех] Вот они и занимаются… педерастией [Смех]”.

Затем он переключился на серьезный тон, указывая, что

«педерасты» «в тайных поганых притончиках и притонах» часто занимаются контрреволюционной деятельностью.

Аресты гомосексуалов в СССР проводились с 1933 года. Хотя детали несколько разнятся, собранные воедино, они позволяют предположить, что рейды осуществлялись в больших русских и украинских городах. При этом наблюдатели полагали, что действия ОПТУ мотивировались борьбой со шпионажем, возможно, в пользу Германии. Один очевидец этих событий вспоминал, что в 1933 году множество гомосексуалов было арестовано за участие в сборищах, которые

«власти определили как контрреволюционные, троцкистские или даже гитлеровские».

Дан Хили приводит свои соображения относительно мотивов происходящего в те годы:

“революционная иконография представляла большевистское движение абсолютно маскулинным. Отсюда же исходила и угроза — «педерасты». Они развращали «совершенно здоровую молодежь, красноармейцев, краснофлотцев и отдельных вузовцев», отсасывали соки у советского мужского авангарда, тем самым лишая его сил исполнить историческую миссию. «Психическое заражение» угрожало еще больше подорвать и без того падавшую рождаемость, как раз накануне маячившей на горизонте войны”.

Сталинский закон против мужеложства энергично поддерживался непродолжительное время — непосредственно после его введения, затем к нему обращались не очень охотно, за исключением тех случаев, когда дополнительные факторы отягчали вину подсудимых.

Судебные решения июля 1941 года отражают сравнительную снисходительность судей, что может говорить об относительной деполитизации к этому времени мужеложства, которое больше не считалось преступлением, связанным с заговорами или шпионажем. 

P.S.

Сократа обвиняли в том, что он развращает молодежь и верит не в тех богов, в которых верит город (Платон. Апология, 24).

Конец XV и весь XVI век — это волна потрясений в Европе. Старая картина мира начала расшатываться. С целью преодоления сильной тревожности средневековые христиане пытались обнаружить “врагов народа”, к которым тогда относили еретиков, ведьм и содомитов. Этих людей пытали и во многих случаях сжигали. Среди погибших, несомненно, были люди с психическими расстройствами, вольнодумцы и гомосексуалы. Гуманное отношение к таким людям не проявлялось. Инквизиторы полагали, что все они оскорбляют Божье величие и должны умереть.

В 1933 г. советское руководство было одержимо идеей поиска врагов народа и шпионов. Сходные процессы проходили в нацисткой Германии.

В какой-то момент «козлами отпущения» стали гомосексуалы. Их обвиняли в создании «шпионских ячеек», хотя реальных доказательств предоставлено не было.

В Библии сказано:

«что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем» (Еккл 1.9).

Поэтому не удивительно, что в XXI в. мы слышим про имитацию бурной деятельности, когда очередной деятель говорит нечто неопределенное о происках ЛГБТ-движения, с которым он никогда в своей деятельности не сталкивался.

Но ему очень нужно выступить, потому что это полезно для карьеры…

Литература

Хили Дан. Гомосексуальное влечение в революционной России: регулирование сексуально-гендерного диссидентства. — М.: Ладомир, 2008. — 620 с.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 1
  1. Александр

    Поиск легких мишеней и популизм

Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: